Profile

kuz_dra: (Default)
Swetlana Arendt

January 2017

S M T W T F S
123456 7
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
kuz_dra: (Default)
Первая часть здесь.

Изначально я не собиралась делать отдельный пост о Явленском, хотя он, бесспорно, этого заслуживает, но собирая картины Кандинского и Мюнтер с видами Мурнау, я то и дело сталкивалась с работами Явленского, который прожил вместе с Марианной Верёвкиной в Мурнау три лета (1908-1910), работая рука об руку со своими коллегами по искусству.

Пейзажи Явленского, написанные в Мурнау, не менее хороши, чем работы Кандинского и Мюнтер. И поскольку они не вместились в предыдущий и без того безразмерный пост, я решила их поместить отдельно.

Совместное пребывание в Мурнау оказалось для всех очень плодотворным. Все четверо тогда упорно экспериментировали и искали свой путь в искусстве, делились друг с другом знаниями и умениями, горячо спорили об искусстве и, конечно, так или иначе влияли друг на друга. Хотя никто из них ещё не был состоявшимся художником, у Явленского и Верёвкиной было некоторое преимущество: во-первых, они имели за плечами классическое художественное образование, которого не было у Кандинского и Мюнтер, во-вторых, проведя немало времени во Франции, были хорошо информированы о новых веяниях в европейском искусстве, центром которого был Париж.

Верёвкина тогда только начинала снова писать после длительного перерыва, Явленский же успел многое испробовать и даже приобрёл некоторую европейскую известность, приняв участие в знаменитом "Салоне Независимых" в 1905 году. Таким образом, когда четверо художников поселились в 1908 году в Мурнау, Явленский оказался наиболее продвинутым из них: он не только был знаком с новинками в искусстве, но и охотно применял их в своей живописи.
Своими знаниями Явленский охотно делился с коллегами. Мюнтер была его прилежной ученицей и ходила с ним вместе писать мурнауские пейзажи с натуры, а Кандинский, вспоминая время, проведённое вместе в Мурнау, много лет спустя написал ему в письме: "Я тогда многому у Вас научился и всегда буду Вам за это благодарен."

Явленский был фигурой увлекающейся и попеременно увлекался то одним, то другим течением в искусстве, отчего его собственный стиль постоянно менялся. Долгое время его кумиром был ван Гог, под влиянием голландца палитра Явленского стала ярче, мазок более размашистым и динамичным.
На него также сильно повлияла живопись фовистов с их экзальтированной палитрой, Явленский был лично знаком с Матиссом и другими художниками его круга, после путешествия по Британи он в 1905 году приехал в Париж и стал не только свидетелем, но и участником выдающегося в истории живописи события: осеннего "Салона Независимых", после которого представленные там художники с лёгкой руки критика Луи Воселя стали именоваться фовистами.

Во время путешествий по Франции Явленский познакомился с работами незадолго до этого умершего Гогена и идеи понт-авенской школы глубоко укоренились в нём, пустив корни в его искусство. Примерно с 1907 года Явленский стал применять типичный для клуазонизма чёрный контур, ограничивающий отдельные плоскости внутри картины. Со временем он всё больше отказывался от деталей, концентрируясь на самом существенном, Мюнтер это в свое время назвала “передачей экстракта”. В том же году он познакомился с патером и художником Виллибрордом Веркаде, бывшим учеником Гогена, который много рассказывал об учителе и его теориях, например, о советах обобщать образы и упрощать формы. С годами палитра Явленского становится всё более интенсивной и разнообразной, а формы, наоборот, упрощаются, постепенно сводясь к нескольким основным элементам.

Но, пожалуй, самым главным понятием, позаимствованным Явленским у французов и прежде всего у Гогена, стал синтетизм. Вот как его характеризует французский критик Орье: "Художественное произведение имеет душу, состоящую из двух частей: души художника и души природы.” Синтез в данном контексте - это объединение в одном произведении внешних и внутренних впечатлений. Нужно сказать, что внутренние впечатления с годами стали всё больше преобладать в творчестве Явленского и в конце концов вытеснили впечатления внешние, натура перестала быть необходимой. Однако касаться его творчества зрелых лет я уж совсем не собиралась, поэтому пока остановлюсь и перейду к картинкам.

Сначала портреты Явленского и Верёвкиной, написанные Габриэле Мюнтер.

Этот двойной портрет на поляне написан летом 1909 года, примерно в то же время, когда пара Кандинский-Мюнтер переехала в будущий "русский дом".

 photo Schulbegleitung-14_zps1e863158.jpg
Габриэле Мюнтер, "Марианна Верёвкина и Алексей Явленский на поляне"
Read more... )
kuz_dra: (Default)
Недалеко от Мюнхена, в часе езды на поезде, есть маленький городок Мурнау. Расположенный в предгорьях Альп, на берегу Штаффельского озера, Мурнау весьма живописен. Одно из самых тёплых озер в Баварии Штаффельское озеро привлекает летом множество любителей поплавать, а зелёные холмы, утыканные живописными домиками, манят поклонников пеших прогулок. К югу от Мурнау раскинулось ещё одно чудо природы - "Murnauer Moos", Мурнауские болота - самый крупный заболоченный участок в Центральной Европе.

В этот самый Мурнау я давно собиралась съездить, но у меня всё не получалось. И вот, наконец, этим летом, в один из августовских жарких дней, взвалив на плечи семью, я отправилась в сей райский уголок. Путешествия без культурно-исторического контекста меня интересует мало, здесь же с контекстом всё было в порядке: Мурнау хорошо известен любителям живописи, потому что тут стоит дом, в котором пять лет жил Кандинский со своей подругой Габриэле Мюнтер, талантливой немецкой художницей-экспрессионисткой.
 photo br_gm-haus_zps5031bac6.jpg  photo br_mmuseum_zps2b0cc720.jpg
Габриеле Мюнтер "Дом в Мурнау", 1931
Много текста и картинок )
Page generated Sep. 23rd, 2017 03:51 am
Powered by Dreamwidth Studios